Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Днепропетровск Харьков | Днепродзержинск | Кривой Рог | Павлоград |Никополь Обратная связь
Новости Днепропетровска
Поиск в новостях
Поиск по базе предприятий и фирм

» Владимир Большаков: «Если вы искренне полюбите свой город, он ответит вам взаимностью»
26.08.2009 | КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО, Днепропетровск, |

alt Гостем последней программы «Культпросвет» на 34 канале в этом

сезоне был ректор Приднепровской государственной академии строительства и архитектуры, профессор, лауреат государственной премии Украины, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники Украины, член Английского королевского металлургического общества Владимир Большаков.

Гельфер: -- Владимир Иванович, традиционно начнем с отдела кадров.
Большаков: -- Я родился в Днепропетровске 13 мая 1946 года в семье служащих. Папа – механик, мама – врач, заведовала кафедрой гигиены питания в медицинском институте.
Гельфер: -- Где и как вы обучались?
Большаков: -- В нашей семье все были либо металлургами, либо медиками. Я заканчивал самый сильный по кадрам в СССР металлургический вуз – ДМЕТИ. Потом волею судьбы попал в Московский инженерно-строительный институт им. Куйбышева. С тех пор вся моя жизнь связана со строительством. Досрочно закончил аспирантуру и получил направление в наш строительный институт. В трудовой книжке всего одна запись.
Петренко: -- Еще один наш традиционный вопрос: над чем в искусстве плачете или смеетесь?
Большаков: -- Последнее время с удовольствием смотрю и читаю Жванецкого.
Гельфер: -- Ваши увлечения помимо работы?
Большаков: -- Занимаюсь нумизматикой, собираю почтовые марки. Особенно открытки Екатеринослава. Сейчас у меня, наверное, третья в Днепропетровске коллекция.
Имею несколько хороших тематических коллекций, в частности полную коллекцию марок СССР. Кроме того, у меня уникальная коллекция французских марок живописи, которая может поспорить с коллекциями королевских дворов Европы. И тоже практически без пропусков.
Гельфер: -- Какое место занимает Днепропетровск на современной карте страны?
Большаков: -- Если сравнивать с Киевом или Москвой, то его можно уверенно назвать жемчужиной юга Украины, ведь Днепропетровск всегда отличался высокой культурой и в искусстве, и в архитектуре.
Петренко: -- А можно ли подготовить архитектора в техническом вузе?
Большаков: -- Во-первых, наша строительная академия больше 25 лет готовит архитекторов, и мы ежегодно занимаем первые-вторые места во всех конкурсах дипломных работ в Украине.
Безусловно, подготовить специалистов в архитектуре сложнее, чем в технике. Для того, чтобы наши архитекторы выделялись на фоне специалистов шести других строительных вузов Украины, мы усилили зарубежную подготовку. Практически всех преподавателей кафедры архитектуры отправили в длительные зарубежные стажировки. Они выучили языки, посмотрели, как готовят архитекторов в Монсе (Бельгия), в Леоне и Париже, Страсбурге. Лучшие преподаватели из Страсбурга читали лекции нашим студентам.
Гельфер: -- Но для города более важны плоды труда…
Большаков: -- Я отвечу просто. Весь город построен руками наших студентов. Возможно, только первые десять-двадцать лет советской власти у нас были приезжие архитекторы. Строительство – сложная отрасль. В хрущевские времена строили пятиэтажки. Должны ли мы за них краснеть? Моя мама – очень умная и справедливая женщина всегда говорила: «Хрущеву все его недостатки можно простить за то, что он переселил людей из бараков в пятиэтажки». Тогда мы делали чрезвычайно важное дело. По тем временам это было огромное достижение. Чтобы построить такие дома, нам нужно было построить заводы, домостроительные комбинаты. И сегодня все это разрушено. А то, что мы строим сейчас, могут купить 5% жителей Украины. И никакого отношения к социальным достижениям это не имеет. Ни один нормальный человек купить квартиру в таком доме не может. Если он честный человек, конечно.
Если мы хотим сохранить ареол Екатеринославских улиц, мы должны осторожней строить новые высотные здания, потому что при этом мы или разрушаем, или занимаем площадки, на которых могли бы восстановить дома прошлого века. Но в принципе мы никуда не уйдем от нового строительства. Вот здесь мы не всегда действуем правильно по одной простой причине – весь мир строит в металле, а мы продолжаем строить в железобетоне. Это беда, которая была навеяна дешевыми хрущевскими временами, когда было совершенно исключено применение металла в жилищном строительстве. Металл использовался только для военной техники, поэтому нужно было получать согласование ЦК КПСС и ЦК КПУ под каждый проект. Сегодня необходимо, чтобы и строители, и заказчики поняли необходимость поменять эту систему. Дома будут легче и значительно выше. Тем более, что все хотят жить в центре города. А места нет. Значит, нужно строить вверх.
Петренко
: -- Не так давно в прессе шли разговоры о реконструкции «хрущевок». Что это за проект?
Большаков: -- Его автор -- профессор Михаил Михайлович Жердин, лауреат Сталинской премии первой степени, к сожалению, недавно ушедший из жизни. Смысл проекта в том, что строится каркас, который будет держать старый дом, и в то же время делаются дополнительные фундаменты вокруг корпуса дома. И тогда над пятым этажом следующие пять или десять можем делать так, как нам удобно. Тот, кто построит над пятиэтажками жилье, доплатят за реконструкцию сетей, автоматически сделав более комфортным жилье пенсионеров, которые не захотят менять место жительства. Лет через десять мы созреем до этого проекта.
Петренко: -- А сегодня так строят? Или это ваше ноу-хау?
Большаков: -- Это совершенно новое предложение, и оно рассматривалось исключительно для мегаполисов, где достаточно дорогая земля. Мы вряд ли получим деньги, чтобы осуществлять такие проекты в Никополе или Кривом Рогу. А по виду эти дома будут напоминать здание первого корпуса национального университета на пр. Гагарина.


Сюжет Евгения Вагнера
Хранить историю дело сложное. Бережно хранить историю своего рода, родного края и понимать историю вообще – не легкая задача любого мыслящего человека. Тем более взваливать на себя бремя эту историю рассказать другим. Благородное и неблагодарное занятие. Неблагодарное сейчас. А спустя время? Что бы мы знали о нашем крае, если бы Дмитрий Иванович Яворницкий не оставил богатейшее наследие? Сколько общественных деятелей Екатеринослава сберегали крупицы истории для потомков. Сколько благодетелей жертвовали для музеев Екатеринослава частные коллекции. Как бы мы представляли свой город без фотографий и почтовых открыток, бережно собранных в коллекциях и опубликованных энтузиастами? Вообще наш город потрясающе дремуч в историческом патриотизме. У нас несколько памятников Григорию Петровскому и ни одного истинным отцам и основателям города – Екатерине Великой, князю Потемкину, Синельникову и Фабру. Эта историческая близорукость допускалась в идеологические крепкие советские десятилетия. Но ведь времена нынче не те. Или история по-прежнему является политическим пластилином, или ушли в небытие меценаты, патриоты и просто люди, которые любят историю родного города. Вот и всматриваемся мы в картинки, фотографии, пытаясь узнать знакомые очертания спустя сотню лет.
Людей вспоминают по портретам и фотографиям. Города -- по сохранившейся архитектуре. Пройдя сквозь огонь двух мировых и одной гражданской войн варварского разрушения всего старорежимного в 20-х годах и техногенного уничтожения 70-х гг. много зданий – свидетелей былого величия Екатеринослава выстояли до наших дней. И мы можем наслаждаться грациозностью архитектурных форм Екатеринославщины, как и наши предки сто лет тому назад. Люди, увы, уходят, фотографии и документы – тлеют. А вот здания могут сохранить в себе историю эпохи. Можно ли считать городскую архитектуру носителем истории?

Гельфер: -- Как вы думаете, сегодня в Днепропетровске достаточное ли количество памятников отцам-основателям?
Большаков: -- Наше поколение просто безобразно к этому относится. Мы обязаны иметь в городе памятник Екатерине ІІ, которая очень много сделала не только для основания нашего города, но и для того, чтобы он превратился в жемчужину Украины. Это и Потемкин, который, безусловно, был ее менеджером, человеком, который строил этот город и воевал за эти места. Считаю, что хорошим моментом было создание памятника Яворницкому. Хорошо, что мы немного стали уделять этому внимание и потихоньку наводим порядок. Это видно, например, по ресторану на Баррикадной «Репортер», где сохранены внешние особенности старого здания.
Например, здания исторического музея, горного университета, облисполкома -- дореволюционные. И многие из них часто надстраиваются, как, например, дом губернатора. Но обычно хозяева следят за тем, чтобы покраска соответствовала тем временам и чтобы сохранилась гармония с соседними зданиями и т.д.
Самое важное, чтобы был порядок в голове и в душе будущего архитектора. В связи с этим скажу, что второй сильной стороной нашего образования в академии является то, что мы пытаемся заниматься и душой студента. Духовность – это то, что формирует и искусство архитектуры в том числе. Одно без другого невозможно. Если человек серый и не понимает красоты, мы ничего с ним не сможем сделать.
Один из наших успешных проектов – «Патриотизм». Раньше по студенческому билету можно было объездить весь СССР. Сегодня большинство студентов не могут выехать даже в Киев. Поэтому мы воспользовались тем, что я коллекционирую дореволюционные открытки «Краєвиди України». Мы их напечатали и предоставили студентам возможность познакомиться с этими невероятными работами. Для чего это нужно? Мы уверены: для того, чтобы любить, надо знать, что любить.
Петренко: -- С точки зрения формирования вкуса вы довольны этой работой?
Большаков: -- Очень довольны. Например, наш франкофонный театр занимает призовые места в Европе. А у нас ведь не языковой вуз. Когда я стал ректором, министр говорил о нашем институте так: в Днепропетровске есть хороший вуз – художественно-физкультурный с легким строительным уклоном.
Гельфер: -- Удивительно, но лучшие книги об истории нашего города написаны именно докторами технических наук.
Большаков: -- Все это коллекционеры, влюбленные в Екатеринослав. Без знания прошлого нет будущего. Как ни крути, это точно. Если не знаешь прошлого, сложно что-то проектировать вперед.
Екатеринослав должен был быть третьим форпостом после Москвы и Петербурга. Став заложником личных амбиций императорской семьи, он пробудился после столетней спячки и полтора века является несомненной кузницей кадров. И если вы искренне полюбите свой город, он ответит вам взаимностью.
Гельфер: -- Днепропетровск делегировал много в высшие эшелоны власти.
Большаков: -- Все министры всех строительных министерств Москвы всегда были из Днепропетровского инженерно-строительного института. Сегодня государство нам на науку дает триста тысяч в год, чего хватает только на кофе для нашей академии. И это при том, что зарабатываем в промышленности пять-шесть миллионов, что свидетельствует о нашей востребованности. Ни одна атомная станция не обходится без нас. А в чем будущее энергетики? Сколько бы мы ни говорили о солнечной энергии, ветряках и т.д., это будет всего 2% того, что мы получаем из России. У нас есть один или два альтернативных способа: гидроэнергетика и электричество, которое пока у нас есть, но уже на пределе. И именно от наших работ зависит надежность атомных электростанций, а значит и будущее нашей страны. А красота города и комфорт зависят от наших архитекторов. Сейчас мы показали им весь мир, и посмотрим, во что это выльется через пять лет.

Телефон и электронный адрес программы: 789-70-75, prosvetkultdnepr@ukr.net

Записала Полина ЗВОНКОВА

Источник - ИА РИЦ.| Просмотров: 2200

 









Афиша








Погода в Днепропетровске


Погода в Днепропетровске на неделю

Лента новостей




Популярное за месяц

Получать на E-mail:
Новости Днепропетровска

rss2email.ru

Архив новостей

Open source marketing tools